Голос адвоката: мнения
Напрасные опасения
Кирилл Маментьев
Адвокат
АП Московской области
«Нет, видно, есть в божьем мире уголки, где все времена — переходные»
М.Е. Салтыков-Щедрин
Не подумайте, что я критикую и не предлагаю. Мое предложение — по-прежнему слышать друг друга. То, что Фейсбук стал площадкой для обсуждений, споров и новостей у консервативной части адвокатуры — это очень хорошо. Перелистывая комментарии к «цепляющим» постам, нередко можно увидеть громогласные высказывания мэтров. Хорошо ли это? Конечно хорошо! Мы наконец-то находимся в одной плоскости, где каждый может быть услышан.

Федеральная палата не так давно даже разработала для адвокатов специальные стандарты поведения в соцсетях. Если честно, как общались приличные люди прилично, а хамы — по-хамски, так и общаются. Но сейчас речь не об этом. Я человек свободолюбивый, уважающий интересы окружающих, и желающий, чтобы мои интересы тоже были учтены внешним миром.

Часто говорят, что Федеральная палата адвокатов — это не министерство, и она не может диктовать свои условия государству, что корпорация должна решать свои вопросы внутрикорпотивно, и что всякое внешнее влияние нам чуждо и приведет только к увеличению контроля над адвокатурой или вообще исключит принцип «самоуправления».

Но как быть с тем, что государство в лице Министерства юстиции уже давно в адвокатуре? Ведь именно оно ведет реестр адвокатов Российской Федерации, выдает адвокатам удостоверения, участвует в работе квалификационных комиссий в адвокатских палатах субъектов Российской Федерации и реализует иные функции, установленные законодательством. Отделять адвокатуру от государства просто бессмысленно, так как это будет противоречить действительности и здравому смыслу.


Отделять адвокатуру от государства просто бессмысленно, так как это будет противоречить действительности и здравому смыслу.


Очень хорошо, что заместитель Министра юстиции Российской Федерации Д. В. Новак, курирующий адвокатуру, слышит адвокатов. Все разговоры о том, что если наше профессиональное сообщество проявит свою корпоративную несостоятельность, руководством адвокатуры займется государство, считаю ничтожными по вышеуказанным причинам.

Запугивание адвокатуры опасным вмешательством государства продолжалось даже тогда, когда мы затеяли дискуссию о возможности выхода защитника из уголовного дела в случае неуплаты адвокату гонорара, то есть, в связи с нарушением одной стороной обязательств, принятых ею на себя и закрепленных в соглашении об оказании адвокатом юридической помощи. В то же время на Парламентских слушаниях на тему «Совершенствование Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», прошедших 22 февраля 2019 года, я услышал много полезных предложений, исходящих, не поверите, от государства.

Конечно, я не могу не затронуть среди актуальных проблем и тему чрезмерно сурового дисциплинарного наказания адвокатов в ряде случаев. Один из самых очевидных примеров — дело нашего недавнего коллеги Виталия Буркина, статус которого был прекращен за критику судебной власти. Другой адвокат, Сергей Наумов, остался без статуса адвоката за неподобающий внешний вид. Наконец, решение о лишении статуса коллеги Натальи Рочевой было принято советом адвокатской палаты в составе одного члена — исполняющего обязанности президента адвокатской палаты. Коллега Н. Рочева обжаловала это решение Совета в суде.

Интересно, что к участию в деле в качестве третьих лиц были привлечены Управление Минюста по Архангельской области и Ненецкому автономному округу (далее — Управление) и Федеральная палата адвокатов РФ. Так вот, Управление указало в своем отзыве на иск, что в отношении АП НАО им были вынесены предупреждения о нарушении требований законодательства об адвокатуре, поскольку Совет, А П является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты. В то же время, в отношении меры дисциплинарной ответственности, которую Совет применил к Наталье Рочевой, Управление указало, что такая мера несоразмерна совершенному адвокатом Н. Рочевой дисциплинарному проступку. Естественно, что суд встал на сторону профессионального защитника, и такое решение совета было признано незаконным.

С усилением недовольства внутри корпорации и с увеличением числа адвокатов, которые не согласны с таким положением дел в адвокатском сообществе, стали развиваться общественные организации, целью которых, в основном, стала защита прав адвокатов.


С усилением недовольства внутри корпорации и с увеличением числа адвокатов, которые не согласны с таким положением дел в адвокатском сообществе, стали развиваться общественные организации, целью которых, в основном, стала защита прав адвокатов.


Часто я встречаю откровенно негативное отношение к общественной организации адвокатов «Инициатива 2018» (далее — И-18). Нередкими являются критические замечания в адрес неформального объединения адвокатов «Пражский Клуб» (далее — ПК). Я присутствовал на учредительном собрании И-18 в апреле 2018 года. Тогда я не вступил в организацию, хотя полностью поддерживал ее цели и задачи. Хотел бы обратить внимание на то, что организация состоит не только из лиц, обладающих статусом адвоката. В нее могут войти и просто граждане с высшим юридическим образованием. На мой взгляд, данный факт исключительно позитивно влияет на объединение и интеграцию юристов и адвокатов.

И-18 — это наглядный пример такого объединения. А то, что некоторые личности маргинализируют И-18 — это личное мнение каждого. Кто-то считает так, кто-то иначе, демократические принципы не должны ущемляться ни в коем случае.

Что касается ПК, в момент знакомства с клубом я тоже сетовал на отсутствие, как мне казалось, логики в проведении собраний за пределами России. Я не понимал, зачем собираться в Праге для обсуждения проблем российской адвокатуры? Ответ прост! Собирать адвокатов и удерживать их внимание проще на нейтральной территории, где ни один адвокат, будь он президент палаты или член совета палаты, не может злоупотребить своей высокой должностью. А ведь в сессиях клуба постоянно участвуют президенты, вице-президенты, члены советов, члены различных комиссий адвокатских палат.

Темы, которые обсуждаются в ПК, всегда гласны. Каждый может ознакомиться с видеоматериалами на Youtube-канале Клуба. Члены Клуба разрабатывают полезные рекомендации для адвокатов, обмениваются опытом, обсуждают и вырабатывают способы и механизмы защиты своих профессиональных прав. Разве есть в этой деятельности что-то вредоносное, негативное и разделяющее наше профессиональное сообщество? Вспоминается старый анекдот на эту тему, когда свекровь, в гостях у сына, собрав пальцем пыль с телевизора, спрашивает невестку: «Какая есть пословица на этот случай?». Невестка, недолго думая, отвечает: «Вы, мама, везде грязь найдете». Если подходить с такой позиции, как в анекдоте, то — да, и молчание можно понимать по-разному. Например, как тишину.

Не могу не обратить внимание на статью уважаемого мной Сергея Макарова, который высказался в блоге на сайте ФПА РФ о необходимости остановить попытки политизации адвокатуры. Автор ссылается на времена присяжной адвокатуры и указывает, что «современным российским адвокатам весьма необходимо прислушаться к завету такого нашего бесспорно выдающегося предшественника, как Николай Платонович Карабчевский, и тщательно удержаться от политизации и профессиональной деятельности, и корпорации».

Это тот самый Н. П. Карабчевский — участник дела о Кишиневском погроме, Мултанского дела, защитник Е. Брешко-Брешковской на «Процессе 193-х», участник процессов над эсерами-террористами Г. Гершуни и Е. Созоновым, защитник М. Бейлиса на всемирно известном процессе?  Это он-то был вне политики?

Если честно, я не совсем понимаю, о какой политизации идет речь. Возможно, о «деле Беньяша»? Может быть, политизацию автор усмотрел в наращивании активности адвокатов в жизни корпорации? Если так, то это не политизация, а зарождение нормальной профессиональной среды, где профессиональные защитники готовы отстаивать и защищать не только права и свободы своих доверителей, но и свои собственные права и свободы.

Кстати говоря, многие действующие адвокаты были в большой политике. Некоторые пытались в нее уйти, а некоторые успешно ушли. Последние новости, правда не российские, как раз о «политизации адвокатуры»: адвокат Зузана Чапутова победила на выборах президента Словакии. Что тут еще добавить.

В заключение хотел бы привести в пример свод правил, который составил писатель Аксель Сандемусе в романе «Беглец пересекает свой след», изданном еще в 1933 году. Согласно этим правилам общество не признает права своих членов на индивидуальность по следующим основаниям:

Не думай, что ты особенный.
Не думай, что ты нам ровня.
Не думай, что ты умнее нас.
Не воображай, что ты лучше нас.
Не думай, что ты знаешь больше нас.
Не думай, что ты важнее нас.
Не думай, что ты все умеешь.
Тебе не следует смеяться над нами.
Не думай, что кому-то есть до тебя дело.
Не думай, что ты можешь нас поучать.

Очень хочется, чтобы наше профессиональное сообщество никогда не руководствовалось такими правилами. Адвокаты — это союз индивидуальностей. Наши индивидуальные особенности составляют суть и силу нашей корпорации, нашего независимого сообщества профессиональных юридических советников. И, конечно, очень хотелось бы, чтобы адвокатура не была «последним и единственным форпостом независимых институтов гражданского общества». Поживем — увидим.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции «Голоса адвоката»